Свидетельства о заступлении Богородицы

История  1

Устрашение китайских пограничников

 

 

 

История 2

Штурм крепости Кёнигсберг советскими войсками в апреле 1945г.

 

Великая Отечественная война подходила к завершению. Но немецкие войска с тяжелыми боями сдавали свои позиции Советской армии. Не сдавался и Кенигсберг. Как это происходило, читайте далее.

Весна 1945 года, наши войска неумолимо двигались к Берлину. Враг упорно и умело оказывал сопротивление нашей армии.

Шли ожесточенные бои по всей линии фронта. Одно из таких сражений проходило под городом Кенигсбергом.

Наше командование разработало наступление в три этапа:

- прорыв оборонительной полосы,

- развитие прорыва,

- штурм и овладение Кенигсбергом.

Свидетелями этого уникального действия были солдаты, воевавшие на этом направлении фронта. Вот несколько свидетельств происходящего.

Один из офицеров вспоминает:

" Мы сначала не поняли, что происходит. Вдруг видим, что приехал командующий фронтом, много офицеров и с ними священники с иконой. Ребята стали шутить:

“Вот, попов привезли, сейчас они нам помогут…”.

Но командующий быстро прекратил всякие шутки и приказал всем построиться. Нам было приказано снять головные уборы, что мы и сделали.

Священники отслужили молебен и пошли с иконой к передовой. Мы с недоумением смотрели на священнослужителей:

"Куда они идут во весь рост? Их же всех перебьют!» ...

Рассказывает Василия Григорьевича Казанин:

Василия Григорьевича Казанин начал войну еще в 1941 году в сражении под Смоленском. Затем он был в составе частей, наступавших на Великие Луки. Неоднократно ходил в разведку. Пять раз был ранен. Одна из пуль прошила его тело насквозь, в нескольких сантиметрах ниже сердца.

"Мы участвовали в штурме Кенигсберга в апреле 1945 года. Враг не отступал и не сдавался. Вдруг видим, как священнослужители вынесли Казанскую икону Божией Матери. Они отслужили молебен и пошли во весь рост к передовой".

После войны Василий Григорьевич был пострижен в монахи в Псково-Печерском монастыре. Насельники монастыря неоднократно слышали его рассказ о фронтовом молебне у стен Кенигсберга.

В 1997 году Василия Григорьевича Казанин (в схиме Иринарх) мирно почил в этой святой обители.

Рассказывает участник штурма Кенигсберга Николай Бугаенко:

"Был православный праздник, Благовещение Пресвятой Богородицы, как сейчас помню, 7 апреля. Мы ждали боя.

Вдруг видим, как вдоль линии фронта движется крестный ход. Впереди православные священники. За ними идет вереница людей с иконами, крестами и хоругвями в руках.

Это было так для всех нас неожиданно, как будто бы и не было войны. Никто не стреляет, ясно различимы слова молитв и церковного песнопения.

А дальше произошло что-то совсем невероятное. Фашисты вдруг побросали оружие. Замолкли их орудия. И они с криком «Мадонна!» побежали прочь от линии фронта.

Мы, конечно, не растерялись в этой ситуации. С громовым «Ура!» бросились за немцами. И без единого выстрела взяли тот участок фронта…»

Офицер, с чьих слов мы начали рассказ, свидетельствовал, что пленные немцы рассказывали:

«Перед самым русским штурмом в небе появилась Мадонна. Во время этого явления немцы падали на колени и многие поняли, в чем здесь дело и Кто помогает русским!»

Мадонна - так немцы называют Богородицу.

 

Свидетелем молебна под Кенигсбергом была и матушка София.

Матушка София - цветовод-озеленитель Раифского монастыря. Екатерина Михайловна Ошарина - радистка и партизанка в годы войны.

Матушка София рассказывает:

"Мы относились ко Второму Белорусскому фронту, которым командовал маршал Константин Константинович Рокоссовский.

Наше подразделение (13-й РАБ, район авиационного базирования) находилось вместе с войсками Прибалтийского фронта недалеко от места боев за Кенигсберг.

Очень трудно давалось это наступление. Мощные укрепления, связанные подземкой. У немцев были сосредоточены большие силы. Каждый дом — крепость. Сколько наших солдат погибло!..

А взяли Кенигсберг с Божией помощью. Я сама видела, хотя наблюдала с некоторого отдаления.
Собрались монахи, батюшки, человек сто или больше. Встали в облачениях с хоругвями и иконами. Вынесли Казанскую икону Божией Матери… А вокруг бой идет, солдаты посмеиваются: «Ну, батюшки пошли, теперь дело будет!»

 

А когда монахи запели — стихло все. Стрельбу как отрезало. Наши опомнились и за какие-то четверть часа прорвались…

Когда у пленного немца спросили, почему они бросили стрелять, он ответил: «Оружие отказало».

Один мой знакомый офицер рассказал тогда, что до молебна перед войсками, монахи и священники молились и постились неделю".

Рассказывает танкист Николай Алексеевич Бутырин:
Николай Алексеевич Бутырин, прошел всю войну с первого дня до последнего. Во время этого сражения он был водителем танка в 153-м полку.
"В смотровую щель я внезапно узрел невесть откуда взявшихся «попов». По танковым экипажам тут же пронеслось: «Попы приехали!».

За долгие годы безверия и тяжкую годину войны Николай запамятовал все когда-то знакомые ему с детства молитвы.

"Я схватился рукой за нательный крестик и крепко прижал его к груди. Обзор не позволял мне видеть дальнейшие действия священников".

Тем не менее, воспоминание это так крепко запечатлелось в его памяти, что он до самой своей кончины неоднократно рассказывал о нем в кругу семьи.

У родителей Николая было девять детей, он был третьим. Как и отец, Николай был рабочим человеком, мастером на все руки, в том числе и по сапожной части — его отец шил обувь до революции для Московского губернатора. В партии никогда не состоял.


Воспоминание о молебне под Кенигсбергом надолго сохранилось в памяти многих ветеранов той битвы.

 

История 3

 

Чудо над Москвой 8 декабря 1941г.

Нина Богдан

           "Милок! Какая непредсказуемость? С нами Царица Небесная!"


            Православный писатель Николай Блохин в интервью «Русской линии»:

           "А вот историю о том, как по приказу Сталина 8 декабря 1941 года на американском «Дугласе» был совершен облет Москвы с иконой Богородицы Девы Марии «Тихвинская», я услышал от главного участника события маршала авиации Александра Евгеньевича Голованова. Было это летом 1952 года. Мой отец работал мастером-наездником Московского ипподрома. В один из дней на конюшне собрались шесть любителей бегов: мои родители, маршал Голованов, генерал-полковник Михаил Громов, Василий Сталин и я. Сын вождя командовал военно-воздушными силами Московского военного округа, был генерал-лейтенантом. Но на конюшне все его звали Васькой. Он подтвердил рассказ главного маршала авиации.Александр Евгеньевич рассказывал, что, мягко говоря удивился, когда услышал приказ Верховного. Была жуткая метель — в нескольких метрах ничего не видно..."
            Далее читайте факты.

          
            Издавна Святую Русь оберегали чудотворные иконы Божией Матери - заступницы и молитвенницы за всех православных. Особенно сильно чувствовалась помощь Богородицы в тяжкие для нашей Родины времена. Предания рассказывают о том, как в деле борьбы с завоевателями-татарами московскому князю Дмитрию Донскому помогала икона, принесенная на поле брани донскими казаками. Образ Девы Марии, взятый из Благовещенской церкви городка Сипотина, водрузили на древке как хоругвь, и во все продолжение битвы он пребывал среди русского войска, разрешив исход Куликовской битвы в пользу русичей. И немало примеров помощи Царицы небесной во времена всех войн! Но было дано чудо спасения и в Великую Отечественную войну. Ведь  куда ещё обратится может человек во время беды, бедствия, трагедии? Куда ещё может метнуться  больная душа от несправедливых нападок тьмы? К БОГУ, К БОГУ и только  к БОГУ! Не верю я в толстокожих и сильных мира сего, и  в то, что они, раздираемые  скорбями будут молчать, закрыв рот на замок. Молиться будут! Даже атеисты будут молиться, и звать на помощь Высшие Силы. Вот и Сталин - жёсткий, страшный, своевольный - не справился с желанием просить помощи у БОГА!
          
             А было так: 22 июня 1941 г. нависла жуткая и смертельная угроза не только над политической системой СССР, но над всем нашим народом!Причины агрессии Германии против Советского Союза не загнать в рамки классово-идеологической схемы. Война стала проявлением многовекового противостояния германской и славянской цивилизаций, различных по сути своих духовно-религиозных ценностей и образов жизни. "Мы должны стереть с лица земли эту страну" говорил Гитлер. ( Причина угрозы - это уже другая тема, и я не буду занимать внимание читателя).
            Мы все, русские, должны были превратиться в рабов фашизма. А  нашей красавице  столице, и того страшнее, предстояла участь: быть стёртой с лица Земли. Гитлер заявил: «Произведены необходимые приготовления, чтобы Москва и ее окрестности с помощью огромных сооружений были затоплены водой. Там, где стоит сегодня Москва, должно возникнуть огромное море, которое навсегда скроет от цивилизованного мира столицу русского народа».
            Немцы хотели уничтожить РУССКИЙ НАРОД!!!!
            ДА РАЗВЕ МОЖНО УНИЧТОЖИТЬ НАРОД,КОТОРЫЙ НАХОДИТСЯ ПОД ПОКРОВИТЕЛЬСТВОМ ЦАРИЦЫ НЕБЕСНОЙ!
            8 декабря 1941 года, во время тяжелых и кровопролитных боев с немцами на подступах к Москве, руководители  страны решили совершить тайный облет с иконой Божией Матери "Тихвинская" вокруг столицы. Да, да, да. Коммунисты  прибегли к  помощи Царицы Небесной! После воздушного крестного хода чудесным образом грянули сильнейшие морозы, парализовавшие движение военной техники и живой силы противника. В этот момент советские войска перехватили инициативу и развили успешное контрнаступление, впервые развеяв миф о непобедимой гитлеровской армаде.
            Облет с образом Тихвинской иконы Божией Матери произошел во время сильной метели на самолете ПС-84. Лётчик  Голованов совершил полет в одиночку, на борту также находились священник и трое церковных певчих. Трансляция духовных песнопений напрямую передавалась в Кремль.Представляю рассказ  главного участника события маршала авиации Александра Евгеньевича Голованова:
           "Я удивился, когда услышал приказ Верховного. Была жуткая метель — в нескольких метрах ничего не видно. Возник резонный вопрос: «Нельзя ли перенести полет?». Но Сталин сказал, что погода очень хорошая, а станет еще лучше. И произнес необычную загадочную фразу: «Варлаам Хутынский, как уже устраивал, так еще устроит».Что ж, приказ есть приказ. Штурмана на облет Москвы Голованов решил не брать: чего там «штурманить», когда все равно ни зги не видно! Но ему дали очень интересных пассажиров: священника с иконой и тремя женщинами. Голованов говорит батюшке: «Вообще-то так: полет наш непредсказуем, — вы понимаете? Я знаю, что вы добровольцы, но…».
          «Милок, — отвечает священник, — какая непредсказуемость? С нами Царица Небесная!». Представляете реакцию летчика? Но батюшка говорит еще круче: «Слушай, сынок, нельзя ли в полете, это самое, чтобы двигатели твои работали потише и не мешали пению?» Голованов не выдержал и рассмеялся.
Взлетели. И вдруг Голованов заметил, что в самолете необычайно тихо. Посмотрел: моторы работают. А шума нет! Ясно слышны голоса священника и певчих: «Царица моя преблагая, надежда моя, Богородице…». А по радиосвязи голос из Кремля: «Саша, сделай погромче…».
          Полет продолжался. Голованов рассказывал: «Смотрю, а у меня в фонаре (переднее стекло кабины) вид, как на полотнах Куинджи: кругом метель, а впереди все видно до самого горизонта». Самолет летел светлым тоннелем, вокруг которого бушевала непогода.(Данный текст вошел в книгу православного писателя Николая Блохина «Рубеж")

          Не оставляла воинов Русская Православная Церковь, получившая в
1943 г. значительное послабление от правительства. Священство  хорошо помнило о помощи  Бога во все войны против России. Кроме молитв в церквях и монастырях, священники выезжали на передовую, чтобы отслужить молебен о ниспослании защиты наших солдат от смерти и даровании им победы. Один из офицеров, принимавших участие в штурме Кенигсберга в 1944 г., вспоминал: "Наши войска уже совсем выдохлись, потери были огромны. Вдруг видим: приехал командующий фронтом, и с ним священники с иконой. Многие стали шутить: "Вот попов привезли, сейчас они нам помогут!.." Но командующий быстро прекратил эти шуточки, приказал построиться и снять головные уборы. Священники отслужили молебен и пошли с иконой к передовой. Мы в недоумении смотрели: куда это они идут во весь рост-то? Их же всех перебьют. Со стороны немцев была такая стрельба - огненная стена! Но они спокойно шли на огонь. И вдруг стрельба оборвалась, как по приказу. Тогда был дан сигнал - и наши войска с суши и с моря начали общий штурм Кенигсберга. Произошло невероятное: немцы гибли тысячами и тысячами сдавались в плен".

Никогда не останется  Россия без помощи Господа и Царицы Небесной! Никогда.
Слава Богу за всё! Наступление под Москвой, которое началось 6 декабря, в день памяти святого Александра Невского, невозможно было выиграть без помощи Свыше. Известно одно предание, свидетелей которого уже невозможно найти, но которое укладывается в логику событий. Предание о том, что одному валаамскому старцу накануне войны было видение Спасителя и Богородицы, которая просила Сына своего помиловать Россию. И Он ответил: «Накажу, но помилую».

Немецкие генералы писали в своих мемуарах: «Нас Мадонна (Матерь Божия) не впустила в Москву. Мы видели её в облаках с Ангелами и отступили».

Та великая главная Победа ХХ века начиналась в декабре 1941 года. Мы чтим память героев той войны. Но гораздо меньше вспоминаем тех, кто держал битву духовную. Приехавший в 1947 году, по велению самой Богородицы, в Россию митрополит Гор Ливанских Илия поведал имена тех, чьими молитвами была помилована Россия. Первым среди них Богородица назвала старца Серафима Вырицкого.

Преподобный Серафим Вырицкий говорил: «Придёт время, когда не гонения, а деньги и прелести мира сего отвратят людей от Бога и погибнет куда больше душ, чем во времена открытого богоборчества. С одной стороны будут возводить кресты и золотить купола, а с другой настанет царство лжи и зла...» Но тот же Серафим Вырицкий говорил, что спасение миру от России. Получается, что в любой битве главное - прозреть Промысл Божий! И - не стать его противником в великой информационной войне, которая происходит сегодня на наших глазах.

 

История 4 (сборник)

Чудесная помощь и явления Богородицы на войне

 

Как говорили ветераны Великой Отечественной, да и воины, прошедшие через горнило других военных конфликтов, «на войне и в окопах атеистов […]


Просмотров публикации 17 832

 

Как говорили ветераны Великой Отечественной, да и воины, прошедшие через горнило других военных конфликтов, «на войне и в окопах атеистов не бывает».

Многие советские солдаты после войны пополнили ряды духовенства или стали насельниками монастырей. Иные не пошли так далеко, но навсегда в своих сердцах сохранили веру в Бога и твёрдое убеждение, что именно Господь или Матерь Божия уберегли их от смерти.

матерь Божия сама испытала боль утраты, когда Её сын, Богочеловек Христос был на кресте. тогда ещё позорном, лишаем жизни. Поэтому Она так живо откликается на молитвы матерей о своих чадах и так скоро приходит к ним на помощь в минуту опасности. Некоторые случаи помощи Богородицы и явления Её воинам на поле боя представляем вниманию читателей:

Явление на Курской дуге

«Мой дядя видел во время войны Матерь Божию, — это было на Курской дуге. Она явилась на небе, указала рукой в сторону немцев, как бы обозначая направление нашего наступления. Вся рота это видела — и все упали на колени, все уверовали и сердечно молились Пресвятой Богородице. А война с того дня потекла, действительно, в другом направлении — русские стали наступать. Так мой дядя-фронтовик стал верующим…» — вспоминал один из наших современников в книге «Православные чудеса XX века»

«А ты Мне еще всю жизнь свою служить будешь!»

В молодости он был неверующим человеком. Когда началась Великая Отечественная война, его, офицера, призвали на фронт. На прощание мать дала ему иконку Божией Матери и завещала: «Сынок, когда тебе будет трудно, достань иконку, помолись Богородице — Она тебе поможет!» Материнское напутствие не изгладилось из памяти: согревало, вселяло надежду.

Однажды с группой своих солдат он попал в окружение в лесу, был ранен. С трех сторон немцы, с четвертой — вязкое болото. Тут-то и вспомнил он материнский наказ. Поотстал немного от своих, достал иконку и, как мог, стал молиться: «Богородица Дева, если Ты есть — помоги!» Помолился и возвращается к своим, а рядом с ними стоит старушка, обращается к ним: «Что, заплутали, сынки? Пойдемте, я вам тропочку покажу!» И вывела всех по тропочке к своим.

Отец Алипий отстал опять и говорит старушке: «Ну, мать, не знаю, как тебя и отблагодарить!» А «старушка» ему отвечает: «А ты Мне еще всю жизнь свою служить будешь!» — и пропала, как будто и не было. Тут-то и вспомнил он прощальное материнское напутствие, тут только и понял он, что это была за «старушка»!

И слова те оказались неложными: действительно, и служил он потом всю жизнь Божией Матери — долгие годы был наместником Свято-Успенского Псково-Печерского монастыря.

Так рассказал о себе наместник Псково-Печерского монастыря архимандрит Алипий (Воронов).

Плач Богородицы — рассказ фронтовика

Место, где мы сидели в окопах, казалось каким-то особенным. Словно кто-то помогал нам: немцы атаковали нас превосходящими силами, а мы их отбрасывали, и потери у нас были на удивление небольшими.

А в тот день бой был особенно жестоким. Вся ничейная полоса покрылась телами убитых — и наших, и немцев. Бой стих только к вечеру.

Мы занялись, кто, чем в ожидании, когда нам ужин привезут. Я достал кисет, закурил, а земляк мой, Иван Божков, отошел в сторону.

Вдруг вижу: Божков высунул голову над бруствером.

— Иван, — кричу, — ты что делаешь? Снайпера дожидаешься?

Божков опустился в окоп — сам не свой. И говорит мне тихо:

— Петя, там женщина плачет…

— Тебе показалось, откуда тут женщине взяться?

Но когда со стороны немцев стихла «музыка», мы услышали, что где-то и вправду плачет женщина. Божков надел на голову каску и вылез на бруствер.

— Там туман клубится, — говорит он нам. — А в тумане по ничейной полосе в нашу сторону идет женщина… Наклоняется над убитыми и плачет. Господи! Она похожа на Богородицу… Братцы! Ведь нас Господь избрал для этой памятной минуты, на наших глазах чудо совершается. Перед нами святое видение!..

Мы осторожно выглянули из окопа. По ничейной полосе в клубах тумана шла женщина в темной и длинной одежде. Она склонялась к земле и громко плакала.

Тут кто-то говорит:

— А немцы тоже на видение смотрят. Вон их каски над окопами торчат… Да, тут что-то не так. Смотри, какая Она высокая, раза в два выше обычной женщины…

Господи, как же Она плакала, прямо в душе все переворачивалось! Пока мы смотрели на видение, странный туман покрыл большую часть ничейной полосы.

Мне подумалось:

«Надо же, будто саваном погибших укрывает…»

А Женщина, так похожая на Богородицу, вдруг перестала плакать, повернулась в сторону наших окопов и поклонилась.

— Богородица в нашу сторону поклонилась!

Победа за нами! — громко сказал Божков.

Женщина с двумя воинами в старинных доспехах — рассказ фронтовика

В одном из боев он был контужен и остался лежать на земле под мертвыми телами своих боевых друзей. Когда очнулся, увидел поразившую его картину: по полю ходила женщина с двумя воинами в старинных доспехах.

У воинов в руках находились чаши. Женщина что-то брала из чаш и вкладывала в рот некоторых из лежащих на земле солдат. Подошла к раненому, а у него нет сип подняться, хочет крикнуть, а не может.

— А этот трус, — сказала женщина и пошла дальше. Непонятно, откуда у него силы взялись, приподнялся и закричал:

— Я не трус, помогите.

— Посмотрим, — ответила женщина, — найди Евангелие на славянском языке и всегда носи его с собой — тогда вернешься домой живым.

Наши войска уже отошли далеко, и ему пришлось выбираться из окружения. В ближайшем селе он нашел в брошенном доме Евангелие на славянском языке и спрятал его на груди.

Когда вышел из окружения, естественно, попал в штрафную роту и почти до конца войны воевал вместе со штрафниками. Евангелие зашил в одежду и постоянно носил с собой.

В каких только переделках не побывал, штрафников посылали в самые безнадежные места, в прорывы и т.д. Бывало, что после боя оставалась в живых половина подразделения — и он среди них; бывало, оставалось четверо — и он среди них, а бывало, что оставался в живых он один.

И все же прошел по дорогам войны до победы и вернулся домой.

Седой Киселёв — рассказ священника

По-настоящему верующим человеком о. Олег (Олег Викторович Киселев) стал в годы Великой Отечественной войны. В 1944 году, уже пройдя немало фронтовых дорог, он оказался под Ленинградом. Немцы отходили с тяжелыми боями и большими потерями, но дрались ожесточенно.

— Была долгая вражеская артподготовка, — вспоминает отец Олег, — потом пошли немецкие танки, наши подбивали их из орудий, а я с напарником — из противотанкового ружья.

Подбили мы два танка, но немцы прорвались и стали «утюжить» наши окопы: наезжали на окоп и, пройдя по нему гусеницами, пытались раздавить солдат, оружие, разрушить окоп…

Мы стреляли по танку, но он двигался вперед: земля осыпалась, танк ревел, заглушая все. Я оказался под ним, гусеницы почти задевали меня, окоп оседал, оседал также и танк. Меня засыпало землей, танк ворочался надо мной. Вот-вот буду раздавлен. Не страх охватил меня, а беспредельный ужас!

И тогда вспыхнула в моем сознании молитва: «Господи Иисусе, Сыне Божий! Пресвятая Богородица! Спаси и помоги!»

Всю свою душу вложил я в эту неистовую мольбу к Богу и Пресвятой Богородице. В сотые доли секунды пронеслась вся моя жизнь передо мною, но особенно четко пронзила мысль о Боге, моей вине перед Ним.

А далее… Танк, проутюжив окоп, пополз дальше, но был подбит — об этом я узнал позже. Меня солдаты отрыли, вытащили, влили в горло водку — и я быстро пришел в себя. Подошел лейтенант и удивленно воскликнул: «Ребята! Взгляните на Киселева, он весь седой!» Действительно, за несколько минут, проведенных под гусеницами танка, я поседел.

Там же, на поле боя, дал я обет Господу Богу и Пресвятой Богородице стать после войны священником, что и исполнил.

 

История 5 

Явление Богородице окруженным в Вяземском котле

 

 

 

История 6

Чудеса Бога на войне в Донбассе. Божье присутствие.

 

 

 

История 7

Великая Отечественная война. Помощь Богородицы.

 

Протоиерей Василий Швец в "ЧУДЕСАХ ОТ КАЗАНСКОЙ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ" пишет: "Перед самым началом Великой Отечественной войны (1941 г.) одному старцу Валаамского монастыря (Валаам в то время принадлежал Финляндии) было три видения во время службы в храме:

1. Он увидел Божию Матерь, Иоанна Крестителя, святителя Николая и сонм святых, которые молили Спасителя о том, чтобы Он не оставил Россию. Спаситель отвечал, что в России так велика мерзость запустения, что невозможно терпеть эти беззакония. Все эти святые с Богородицей продолжали молить Его со слезами, и, наконец, Спаситель сказал: "Я не оставлю Россию".

2. Матерь Божия и святой Иоанн Креститель стоят перед престолом Спасителя и молят Его о спасении России. Он ответил: "Я не оставлю Россию".

3. Матерь Божия одна стоит перед Сыном Своим и со слезами молит Его о спасении России. Она сказала: "Вспомни, Сын Мой, как Я стояла у Креста Твоего и хотела встать на колени перед Ним". Спаситель сказал: "Не надо, Я знаю, как Ты любишь Россию, и ради слов Твоих не оставлю ее. Накажу, но сохраню...".

Старец, которому было видение, почил в Псково-Печерском монастыре, прожив около ста лет.

Началась страшная война, в которой враг имел единственную цель: уничтожить Россию, Святую Русь, уничтожить народ России, стереть с лица земли самое понятие – Россия. Тогда произошло событие, имеющее огромное значение для судеб России, а может быть, и для всего мира. Мы часто думаем, что все чудеса и знамения были в прошлом, но они совершаются постоянно, только нужно быть в молитве. Не часто такое было в истории народов и потому они должны оставаться в памяти людей для нашего укрепления, утверждения в вере и надежде, что не оставлены Промыслом Божиим. Речь будет идти об иконе Божией Матери.


Стояла зима 1941 г. Немцы рвались к Москве. Страна стояла на грани катастрофы. В те дни почти никто не верил в победу; не знали, что делать, видели только погибель, повсюду были паника, страх, уныние.

Когда началась Великая Отечественная война, Патриарх Антиохийский Александр III обратился с посланием к христианам всего мира о молитвенной и материальной помощи России. Очень немного истинных друзей оставалось у нашей страны тогда. Были великие молитвенники и на Руси, такие, как иеросхимонах Серафим Вырицкий. Тысячу дней и ночей стоял он на молитве о спасении страны и народа России в тяжелейшие годы, когда страну терзали враги. Но как и в 1612 г. Промыслом Божиим для изъявления воли Божией и определения судьбы страны и народа России был избран друг и молитвенник за нее из братской Церкви – Митрополит гор Ливанских Илия (Антиохийский Патриархат). Он знал, что значит Россия для мира; знал, и поэтому всегда молился о спасении страны Российской, о просветлении народа. После обращения Александра III Митрополит Илия стал еще горячее всем сердцем молиться за спасение России от погибели, от нашествия вражеского. Он решил затвориться и просить Божию Матерь открыть, чем можно помочь России. Он спустился в каменное подземелье, куда не доносился ни один звук с земли, где не было ничего (кроме иконы Божией Матери. Владыка затворился там, не вкушая пищи, не пил, не спал, а только, стоя на коленях, молился перед иконой Божией Матери с лампадой. Каждое утро владыке приносили сводки с фронта о числе убитых и о том, куда дошел враг. Через трое суток бдения ему явилась в огненном столпе Сама Божия Матерь и объявила, что избран он, истинный молитвенник и друг России, для того, чтобы передать определение Божие для страны и народа Российского. Если все, что определено, не будет выполнено, Россия погибнет.

"Должны быть открыты во всей стране храмы, монастыри, духовные академии и семинарии. Священники должны быть возвращены с фронтов и тюрем, должны начать служить. Сейчас готовятся к сдаче Ленинграда, – сдавать нельзя. Пусть вынесут, – сказала Она, – чудотворную икону Казанской Божией Матери и обнесут ее крестным ходом вокруг города, тогда ни один враг не ступит на святую его землю. Это избранный город. Перед Казанскою иконою нужно совершить молебен в Москве; затем она должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя. Казанская икона должна идти с войсками до границ России. Когда война окончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рас-сказать о том, как она была спасена".

Владыка связался с представителями Русской Церкви, с советским правительством и передал им все, что было определено. И теперь хранятся в архивах письма и телеграммы, переданные митрополитом Илией в Москву.

Сталин вызвал к себе митрополита Ленинградского Алексия (Симанского), местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского) и обещал исполнить все, что передал митрополит Илия, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение. Все произошло так, как и было предсказано. Не было сил, чтобы удержать врага. Был страшный голод, ежедневно умирали тысячи людей. Из Владимирского собора вынесли Казанскую икону Божией Матери и обошли с ней крестным ходом вокруг Ленинграда – город был спасен. Но многим до сих пор непонятно, чем держался Ленинград, ведь помощи ему практически не было: то, что подвозили, было каплей в море. И тем не менее, город выстоял. Снова подтвердились слова, сказанные святителем Митрофаном (Воронежским) Петру I о том, что город святого апостола Петра избран Самой Божией Матерью, и пока Казанская Ее икона в городе, и есть молящиеся, враг не может войти в город. Вот почему ленинградцы так почитают Казанскую икону Божией Матери. Она все время, от основания города была Заступницей его, да и всей России. Интересно и то, что блокада Ленинграда была прорвана в день празднования святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии. После Ленинграда Казанская икона начала свое шествие по России. Да и Москва была спасена чудом. Разгром немцев под Москвой – это истинное чудо, явленное молитвами и заступничеством Божией Матери, Немцы в панике бежали, гонимые ужасом, по дороге валялась брошенная техника и никто из немецких и наших генералов не мог понять, как и почему это произошло. Волоколамское шоссе было свободно и ничто не мешало немцам войти в Москву. Затем Казанскую икону перевезли в Сталинград. Там перед ней шла непрестанная служба – молебны и поминовения погибших воинов. Икона стояла среди наших войск на правом берегу Волги. и немцы не смогли перейти реку, сколько усилий ни прилагали. Был момент, когда защитники города остались на маленьком пятачке у Волги, но немцы не смогли столкнуть наших воинов, ибо там была Казанская икона Божией Матери (так наз. "Малая земля").

Знаменитая Сталинградская битва началась с молебна перед этой иконой, и только после этого был дан сигнал к наступлению. Икону привозили на самые трудные участки фронта, где были критические положения, в места, где готовились наступления. Священство служило молебны, солдат кропили святой водой. Как умиленно и радостно многие принимали все это!

Пришло время славной древности Российской! Какие были молитвенники на Русской земле! И Божия Матерь по их молитвам отгоняла врагов, вселяя в них ужас. Рассказы о чудесных случаях приходилось слышать и от многих фронтовиков, в том числе и от неверующих. Хочется рассказать об одном таком свидетельстве заступничества и помощи Божией Матери. Произошло это во время штурма Кенигсберга в 1944 г. Вот, что рассказывает офицер, бывший в самом центре событий битвы за этот город-крепость: "Наши войска уже совсем выдохлись, а немцы были все еще сильны, потери были огромны и чаша весов колебалась, мы могли там потерпеть страшное поражение. Вдруг видим: приехал командующий фронтом, много офицеров и с ними священники с иконой. Многие стали шутить: "Вот попов привезли, сейчас они нам помогут...". Но командующий быстро прекратил всякие шутки, приказал всем построиться, снять головные уборы. Священники отслужили молебен и пошли с иконой к передовой. Мы с недоумением смотрели: куда они идут во весь рост? Их же всех перебьют! От немцев была такая стрельба – огненная стена! Но они спокойно шли в огонь. И вдруг стрельба с немецкой стороны одновременно прекратилась, как оборвалась. Тогда был дан сигнал – и наши войска начали общий штурм Кенигсберга с суши и с моря. Произошло невероятное: немцы гибли тысячами и тысячами сдавались в плен! Как потом в один голос рассказывали пленные: перед самым русским штурмом "в небе появилась Мадонна" (так они называют Богородицу), Которая была видна всей немецкой армии, и у всех абсолютно отказало оружие – они не смогли сделать ни одного выстрела. Тогда-то наши войска, преодолев заграждения, легко сломили (рукопашное) сопротивление и взяли город, который до этого был неприступен и мы несли такие потери! Во время этого явления немцы падали на колени, и очень многие поняли, в чем здесь дело и Кто помогает русским!". И еще один факт. Киев – матерь городов русских – был освобожден нашими войсками 22 октября – в день празднования Казанской иконы Божией Матери (по церковному календарю, или 4 ноября гражданского стиля). И это было весьма знаменательно для народа России: отсюда началась Русь наша; здесь произошло Крещение нашего народа, который избрал навсегда Христианство, Православную Веру! Вся истинная сила и все истинное счастье Русского народа – в Православной Вере!

20 000 храмов Русской Православной Церкви было открыто в то время. Вся Россия молилась тогда! Молился даже Иосиф Сталин (об этом есть свидетельства). Б.М. Шапошников, царский генерал, не скрывавший своих религиозных убеждений, часами беседовал со Сталиным и все его советы (в том числе одеть войска в старую форму царской армии с погонами) были приняты. А.В. Василевский, по рекомендации Б. М. Шапошникова назначенный на смену ему начальником Генштаба, был сыном священника и отец его еще был жив.

Церковь благословила Отечественную войну Русского народа и Благословение это было утверждено на Небе. От Престола Всевышнего и возгорелся дух России!.. Сколько старших офицеров, не говоря уже о солдатах, молились перед боем! Многие командиры, да и сам маршал Жуков, говорили перед боем: "С Богом!". Один офицер, сидевший на связи с летчиками во время боевых вылетов, рассказывал, что часто слышал в наушниках, как пилоты горящих самолетов кричали: "Господи! Прими с миром дух мой!..".

Тогда же были открыты духовные семинарии, академии, возобновлена Троице-Сергиева Лавра, Киево-Печерская Лавра и многие монастыри . Было решено перенести мощи святителя Алексия, митрополита Московского и всея Руси в Богоявленский собор, где стояла всю войну та самая чудотворная икона Казанской Божией Матери, которая была с ополчением 1612 г. Наступило время возвращения Веры на Русской земле, как и предсказывали наши святые.

 



В 1947 г. Сталин исполнил свое обещание и в октябре пригласил митрополита Илию в Россию. Он побоялся не исполнить указания Божией Матери, ибо все пророчества, переданные владыкой Ливана, сбылись. Перед приездом гостя Сталин вызвал владыку Алексия, ставшего тогда уже Патриархом, и спросил: "Чем может отблагодарить митрополита Илию Русская Церковь?». Святейший предложил подарить митрополиту Ливанскому икону Казанской Божией Матери, крест с драгоценностями и панагию, украшенную драгоценными каменьями из всех областей страны, чтобы вся Россия участвовала в этом подарке. По распоряжению Сталина самые искусные ювелиры изготовили панагию и крест.

Митрополит Илия прибыл в Москву, встретили его торжественно. На церемонии-встрече ему преподнесли икону, крест и панагию. Как он был растроган! Он говорил, что всю войну день и ночь молился о спасении России. "Я счастлив, – сказал владыка Илия, – что мне довелось стать свидетелем возрождения Православной Веры на Святой Руси и увидеть, что Господь и Божия Матерь не оставили вашу страну, а напротив – почтили ее особым Благоволением. С великой благодарностью принимаю эти дары от всей земли Русской, как память о любимой мною стране и ее народе. Желаю вам, дорогие мои, и надеюсь, что по словам великого святого земли Российской – преподобного Серафима Саровского – вы посреди лета запоете "Христос Воскресе!". Вот радость-то будет по всей земли великой".

Тогда же Правительство наградило его Сталинской премией за помощь нашей стране во время Великой Отечественной войны. От премии владыка отказался, сказав, что монаху деньги не нужны: "Пусть они пойдут на нужды вашей страны. Мы сами решили передать вашей стране 200 000 долларов для помощи детям-сиротам, у которых родители погибли на войне", – сказал митрополит Илия...

Из Москвы митрополит Ливанский поехал в Ленинград (это было в первых числах ноября 1947 г.). Приведем здесь запись одного из очевидцев пребывания владыки Илии в Ленинграде и еще о двух встречах с ним: "Перед самым приездом митрополита Илии в Ленинград мне явился во сне какой-то священник и сказал: "Через три дня ты узнаешь, как была спасена Россия. Не забудь об этом и поведай другим". И вот по делам службы через три дня я оказался рано утром на Московском вокзале (отправлял контейнеры). Вдруг вижу идет начальник МВД города, с ним множество милиции, солдат, почетный караул, никого не пускают. Все говорят: "Наверно, Сталин приехал..." Подхожу к оцеплению и вижу: идет Косыгин (его, наверно, как ленинградца направили сопровождать владыку Илию), с ним митрополит Ленинградский Григорий, а между ними митрополит в восточном клобуке. Тогда я вспомнил про сон и подумал: "Что-то сегодня будет в соборе?" Утром 9 ноября митрополит Илия служил Литургию в кафедральном Никольском соборе, тогда же он преподнес храму частичку мощей Святителя Николая перед солеей слева у главного престола. На следующий день я пришел к знакомому, а он говорит: "Поехали во Владимирский собор, там будет сегодня великое торжество, весь город об этом говорит!" – "Зачем так рано? Ведь еще три часа до службы", – говорю я. – "Да иначе не попадем, столько народа соберется!" И вот пошли во Владимирский собор. Что-то необыкновенное в городе творится: все прилежащие улицы заполнены народом. Около двухсот тысяч человек стояло у храма, весь транспорт остановился, проходы загорожены, еле пробрались к нему. Стоим около храма, а внутрь не попасть: солдаты стоят в оцеплении и никого не пускают. Вдруг из боковой двери выбегает староста (наш знакомый), увидел нас и зовет: "Пошли! Я вас дожидался!" Он провел нас в храм и мы оказались у самой солеи! Слева от солеи было отгорожено место и там стояли члены Правительства. Мы насчитали – 42 человека. И вот появились – митрополит Илия, митрополит Григорий и священство. Началась служба. Отслужили малую вечерню, после чего состоялось возложение драгоценного венца – дара владыки Илии на Казанскую икону Божией Матери. По возложении венца он произнес проповедь. Он рассказал все: как явилась ему Божия Матерь, что Она поведала ему. – "Я молился за ваш прекрасный город, и так благодарен Господу, что Он удостоил меня побывать здесь, молиться вместе с вами! Я увидел, что Матерь Божия не оставила чад Своих. Мне преподнесли крест с камнями со всей земли Русской, панагию и икону Казанской Божией Матери. Крест этот я положу на престол нашего кафедрального собора в Ливане и обещаю вам, дорогие, что крест из России всегда будет лежать на престоле, пока я буду жить на земле. Я завещаю, чтобы и после моей кончины крест остался на престоле. Икона Казанской Божией Матери будет находиться в алтаре и всегда будет напоминать мне во время богослужения о России. Простите, дорогие мои, что не могу благословить и обнять каждого из вас! Посылаю Благословение Господне на всех вас, и всегда, пока я жив, буду молиться о вас!".


Конечно, говорил он через переводчика, но почти все в храме плакали. Это незабываемо! Какое счастье тому, кто мог быть в этот день во Владимирском соборе, какая радость на всю жизнь! Это был такой духовный подъем, такая могучая общая молитва! Все чувствовали себя братьями и самыми дорогими друг другу людьми!

И вот – все запели: "Заступница усердная..." Невозможно передать, какое чувство было во время пения! Казалось, что пел весь храм и весь народ поднялся на воздух! Когда вышли из храма, тропарь Казанской иконе Божией Матери запели все стоящие на площади, на прилегающих улицах, у стадиона – десятки тысяч, все пели: "Заступница усердная"... Люди плакали и молились истинной Заступнице и Спасительнице России!

 


На следующий день, 11 ноября, митрополита Илию торжественно встречали в духовной академии; епископ Симеон (ректор академии) сказал прекрасное трогательное слово: "Когда вы, дорогой Владыко, будете совершать крестное знамение, то при призывании имени Господа нашего Иисуса Христа вы всегда будете касаться тремя перстами панагии и сразу вспомните нашу страну и помолитесь о России, нашей Заступнице – Божией Матери, потому что в панагии – изображение Владычицы нашей с Господом в окружении всей Российской земли. Это великий символ, издревле Русь называется Домом Божией Матери – и здесь, в панагии вашей – изображение Божией Матери в окружении всей Российской земли! Ибо нет земли в России, которая не дала бы частички своей для этой панагии!"

Все учащиеся академии и семинарии (их тогда было немного) удостоились видеть этого Богоносного Святителя Востока Божиего и получить лично его благословение. Это яркое событие и доныне хранит благодарная память сердца. Господь сподобил еще дважды увидеть этого великого молитвенника.

Вторая встреча была в Псково-Печерском монастыре во время второго приезда его в Россию в 1954 г. Тогда в Печерах были три Патриарха и множество иереев. Все спустились в пещеры и вошли в церковь Воскресения (это было в августе) и запели: "Христос Воскресе!" и все пасхальные стихиры – и это посреди лета! На греческом, славянском и арабском языках! Как умилительно и торжественно! У всех бороды были мокры от слез!

В третий раз довелось увидеть владыку в 1963 г. в алтаре Псковского Троицкого собора, Подошел к нему под благословение и сказал: "Дорогой Владыко! Вас помнят в Ленинграде и молятся о Вас. И всегда будут помнить! Мне довелось быть во Владимирском соборе в 1947 г. в Ваш приезд. Спаси Вас Господи!". Он прямо переменился в лице и начал говорить по-русски, но не очень хорошо, медленно, но твердо выговаривая слова. О, это настоящий старец! Какие у него были глаза! Когда он услышал мои слова, у него потекли слезы, и он сказал: "Как же у вас любят Бога! Нигде так не любят Бога и Божию Матерь, как у вас! Какое счастье быть в России! Это невозможно говорить! Я был в Иерусалиме на празднике Пасхи Христовой, я был во многих странах, я был в Португалии, когда праздновали день памяти явления Божией Матери, где собралось 70 000 человек, но такого я не видел никогда! Такой любви и веры я не видел нигде! Как тогда пели на улицах: "Заступница усердная!.." Тысячи людей – единым сердцем! Я плакал, я не мог ничего сказать..." А слезы прямо текут по его щекам; все в недоумении: почему почетный гость плачет? А он продолжает: "Я всегда молюсь за ваш город, он в сердце, Я очень люблю вашу страну и ваш народ!" И поцеловал меня.

Такая горячая любовь Святителя Востока Божиего предстоит за нас! Как можно не помнить и не благодарить за нее Господа! После службы митрополит Илия отслужил в Троицком соборе молебен Казанской иконе Божией Матери, и я удостоился сослужить ему.

Это было хрущевское время безумной ненависти к многострадальной Церкви нашей и нового гонения на нее; богомудрый Святитель все понимал. И может быть, по его молитвам это безумное неронство на следующий год кончилось с таким позором для ненавистника – пример будущим нечестивцам (2 Пет. 2,6)!

Всего несколько лет назад отошел митрополит Илия Ливанский ко Господу в возрасте 97 лет. В некрологе "Журнала Московской Патриархии" было сказано, что он был другом и молитвенником нашей Родины.

Ныне чудотворная икона Казанской Божией Матери стоит во Владимирском соборе Ленинграда и все так же является знамением благодатного Покрова Царицы нашей Небесной. Мы все должны помнить обетование, что пока стоит Казанская икона в городе и молятся Божией Матери верующие, до тех пор будет жить Великий город Святого Петра, первоверховного Апостола каменной веры, на которой стоит святая Церковь Христова. В камень же одет и сам город: это напоминает о том, что все в мире держится верой и молитвой! Пусть каждый, кто приедет сюда, зайдет помолиться во Владимирский собор Заступнице Усердной, Матери Господа Вышнего, поклониться до земли образу Ее Казанскому со умилением сердечным.

Так и стоит икона Казанская в пережившем блокаду городе с венчиком митрополита гор Ливанских Илии, преподнесенном Божией Матери в благодарность о спасении России в 1941-1945 гг. И ныне ограждают Российскую землю чудотворные иконы Матери Господа и нашей Заступницы: Тихвинская икона хранит и благословляет севера пределы. Иверская икона хранит и благословляет нижние пределы. Почаевская и Смоленская ограждают землю Российскую с запада. На востоке, сияя до края земли лучами благодати, ограждает и благословляет Россию Казанская икона Божией Матери. А в центре сияет образ Божией Матери Владимирской, написанный евангелистом Лукой на доске от стола, за которым совершалась Тайная Вечеря – первая Евхаристия, ознаменовавшая начало спасения человечества на Крови нашего Господа, начало новой жизни. Аминь.

Молитесь о Ливане!

Ныне благодарно вспоминая приснопамятного богоносного Святителя и молитвенника за нашу страну Ливанского митрополита Илию (Караме), должно и нам усердно молиться о его родине – Ливане, одной из древнейших стран Божиего Востока, многократно называемой в Священном Писании благословенной и прекрасной! Да будем и мы благодарными!

Помилуй, Господи, и заступи и сохрани страну Ливанскую, благословенного Востока Твоего Божиего, и народ ее православный, и ради Пречистой Твоей Матери Царицы неба и земли, Твоих Апостолов, Пророков, Мучеников, и ради молитв приснопамятного Святителя Твоего митрополита Ливанского Илии – спаси, Господи, людей твоих, и всех нас, вопиющих к Тебе день и ночь, помилуй! Сотвори нам избавление Твое! Все упование на Тебя! Аминь!".

Что последовало бы, если бы власти предержащие не вняли тогда во время войны словам, переданным Богородицей через великого молитвенника, митрополита гор Ливанских Илию, – вопрос вовсе не праздный. Да и ответ на него, исходя из аналогии событий, похоже, имеется...

Полковник О., отставной военный доктор, фронтовик, на Общем собрании членов братства святителя Иоасафа, епископа Белгородского (10 декабря 1754) 4 сентября 1915 г. в Петрограде рассказал о двух явлениях ему Чудотворца: "Года за два до войны, следовательно, в 1912 году явился ко мне в сновидении Святитель Иоасаф, и, взяв меня за руку, вывел на высокую гору, откуда нашему взору открывалась вся Россия, залитая кровью.

Я содрогнулся от ужаса... Не было ни одного города, ни одного села, ни одного клочка земли, не покрытого кровью... Я слышал отдаленные вопли и стоны людей, зловещий гул орудий и свист летающих пуль, зигзагами пересекавших воздух; я видел, как переполненные кровью реки выходили из берегов и грозными потоками заливали землю...

Картина была так ужасна, что я бросился к ногам Святителя, чтобы молить Его о пощаде. Но от трепетания сердечного я только судорожно хватался за одежды Святителя и, смотря на Угодника глазами, полными ужаса, не мог выговорить ни одного слова.

Между тем Святитель стоял неподвижно и точно всматривался в кровавые дали, а затем изрек мне:

"Покайтесь... Этого еще нет, но скоро будет"...

Уже после начала войны полковнику О. было второе явление Святителя Иоасафа: "Лик Его был скорбен. – "Поздно, – сказал Святитель, – теперь только одна Матерь Божия может спасти Россию. Владимирский образ Царицы Небесной, которым благословила меня на иночество мать моя, и который ныне пребывает над моею ракою в Белгороде, также и Песчанский образ Божией Матери, что в селе Песках подле г. Изюма, обретенный мною в бытность мою епископом Белгородским, нужно немедленно доставить на фронт, и пока они там будут находиться, до тех пор милость Господня не оставит Россию. Матери Божией угодно пройти по линям фронта и покрыть его Своим омофором от нападений вражеских... В иконах сих источник благодати, и тогда смилуется Господь по молитвам Матери Своей!"

Сказав это, Святитель стал невидимым, и я очнулся".

Примыкают к ним и слова одного из участников Конгресса русских соотечественников, состоявшегося в Москве во дни т. н. "путча" в августе 1991 г.: "Россия возродится не ранее, чем икона Владимирской Божией Матери будет возвращена на Свое место в Успенском соборе Московского Кремля, а Троица, писанная преподобным Андреем, крестным ходом прибудет в Троице-Сергиеву Лавру".

Из сборника "Россия перед вторым пришествием".

 

Категория: Мои статьи | Добавил: Георгий (06.09.2021)
Просмотров: 20 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar